Главная// /Начертание гербоведения, Х. И. Гаттерер - ГЛАВА VIII. О правилах фигур

Начертание гербоведения, Х. И. Гаттерер

ГЛАВА VIII. О правилах фигур

Место, в котором изображена гербовная фигура, называется полем. В нем по крайней мере должна быть одна фигура; естьли же таковых находится более, то оне должны быть одного или разных родов. Фигурами одного рода называются такия, кои представляют изображение одного и того же тела; из чего явствует, что такое суть фигуры разных родов. Из опытов видно, что обыкновенно в поле бывают фигуры двоякаго, а редко троякаго рода. Поле не может в себе удобно вмещать несколько родов фигур; напротив же однородныя фигуры могут быть в нем изображаемы в таком количестве, какое только позволяет их естественная величина и пространство самаго поля. А по сему ясно видно, что из фигур, кои по природе своей велики, наприм. львы, орлы, можно редко употреблять более трех или четырех; напротив того, естьли оне такаго рода, что можно их изобразить в уменшенном виде, как то: монеты, шары, ромбы, и проч. то таковых фигур в поле вмещаться может более 20ти.

Усеянным полем называется, естьли оно содержит в себе неопределенное число однородных фигур, из коих иныя выходят за очертание щита. И так, в усеянном поле может вмещаться однородных фигур столько, сколько позволяет величина перваго, и естественное количество последних. Есть так же и такия поля, кои бывают покрыты полосами, имеющими на себе изображения львов и орлов.

Величина фигуры должна быть соразмерна величине поля, в котором изображена. Гербовныя фигуры имеют свою определенную меру, о чем упомянуто было выше (§59-64). И так, естьли известна величина поля, то весьма легко найти величину гербовной фигуры; а ежели она не имеет соразмерной полю величины, то о сем надлежит означать. Простым фигурам в сей науке неопределяется никакой известной меры; для оных нужно то только, чтобы их величину соразмерять пространству поля. При чем так же следуют и красивому расположению фигур.

Гербовная фигура концами своими должна касаться очертанию щита; в противном же случае о сем надлежит при описании герба означать. В каковом обстоятельстве употребляется выражение: пониженный или висящий на воздухе. Простыя же фигуры следуют вовсем противоположным правилам; ибо оне нигде некасаются очертания щита, но отвсюду бывают окружены полем. Сие правило основанием своим имеет то, что естьлибы простая фигура касалась всеми концами до очертания щита, тогдаб между оною и полем не было никакой соразмерности, а иногда даже и не виднобы вовсе было поля. А по сему мы находим, что такия простыя фигуры, естьли оне где либо касаются очертания, уклоняются от общаго правила. Я причисляю сюда ветры, облака, горы (естьли только они служат побочным образом для другой фигуры), стены, мосты; однакож и сии последние касаются до очертания щита не всеми концами, как требует того правило гербовных фигур.

Естьли в поле изображено несколько фигур, хотябы то были гербовныя или простыя; то ни которая из них не может быть такой величины, какой бы она могла быть, представлена будучи в том же поле одна; но все и каждая однородныя в поле находящияся фигуры, имеют одинакую величину. Когда же напротив того в щите вмещается несколько полей, то величина изображенных в них фигур, хотяб и однородных, может быть одинакова; поелику каждое поле почитается в щит отобенным гербом, почему и может быть принято за особенной целое, имеющее и свое содержание к величине фигур. И так не должно удивляться, естьли в разных полях одного и того же щита роза величиною равняется свинье, а всадник на коне бывает не более птицы, и естьли один лев менее другаго.

Гербовная фигура должна быть подобна тому телу, кое она изобраает. Всякое тело от природы бывает совершенно или цело; почему фигура в гербе представляет обыкновенно целое тело. Но есть так же недостаточныя или изуродованныя тела, у коих недостает некоторых частей; равномерно бывают чудовища, имеющия излишния части, наприм. крылатые львы, двуглавые орлы. Легко понять можно, что такия тела суть неестественныя; почему, естьли фигура представляет какое недостаточное тело или чудовище, то о сем при описании герба, как о необыкновенной вещи, надлежит означать.

Представление тела зависит от образа его положения. Прямое, или вниз обращенное, стоячее, сидячее, лежачее, идущее, бегущее, скачущее, вперед, взад, в стороны — вправо и влево, суть различные роды положений, а по сему и представлений тела. Поелику изображение герба должно быть подобно тому телу, которое оно представляет; то равномерно должно находиться и в том же самом положении. Всякому известно, что тело изображается в естественном своем положении; почему при описании гербовной фигуры неозначается положения, естьли оно точно такое, какое прилично гербовному телу. — Гербовныя фигуры имеют свое собственное положение (§50-64), а простыя почти все, изключая зверей, представляют такия тела, коим прилично по природе их стоять прямо. Между зверями — лев, леопард, птицами — орел и гриф, имеющий свой гербовой вид; все же прочие звери, прямо изображаемые, получают чрез то не свойственное им положение: а по сему об оном при описании герба надлежит означать. Естьли зверь представлен стоячим, сидячим, лежачим, идущим, бегущим или скачущим; то не льзя еще сказать, чтобы одно из сих положений было оному зверю естественнее, нежели другим; по крайней мере сии положении вообще в гербах употребительны. И так при описании герба надлежит показывать: стоит ли зверь, или сидит, лежит, бежит и прочая? Выражения: вперед, взад и в стороны при гербовных фигурах, по их свойству, не употребляются; ибо оне всегда означаются непеременяемыми. Между простыми фигурами человек и Ангел всегда изображаются лицем вперед; при описании же герба означается тогда только, естьли они представлены смотрящими вправо, влево или взад. Сверьх сего бывают и другия гербовныя тела всегда прямо изображенными, поелику сим образом они яснее представлены быть могут. — А как тела зверей и многих других вещей видимы гораздо совершеннее и лучше, естьли изображены в профиль, то есть, в бок; то таковое сих тел положение почитается для них приличным; когда же они обращены лицем вперед, то о сем при описании герба всегда упоминается. Почему голова у зверей изображается только в профиль; естьли же зверь смотрит прямо, то о сем равномерно озачить должно. Одни токмо леопарды и гарпии изключаются из сего правила. Зверь обыкновенно протягивает свою голову вперед; когда же она обращена взад к хвосту, то сие так же означается. У гербовных тел, изображенных в профиль, или передняя часть отличается от задней, или спереди подобны бывают они заду. В последнем случае употребляются выражения: обращенный вправо или влево. И по сему о ромбе, лилее, монетах, шарах, и проч. не льзя сказать, чтобы они обращены были вправо или влево; ибо вид оных как с одной, так и с другой стороны бывает одинаков. Напротив того звери и прочия тела, переднею частию отличаться способныя, наприм. ключи, мечи, ловчия трубы, ножи, корабли, и проч. имеют двоякое положение, то есть, перед оных может быть обращен вправо или влево. Которое же из сих двух положений им приличнее? Гербоведцы в сем случае предписывают такое правило, что переднюю часть надлежит обращать вправо. На чем же основывается такое правило? Можно положительно сказать, что лице вещи бывает преимущественнее задней части оной, и правая сторона берет верьх пред левою. И так естественно бы то было, чтобы важнейшия вещи занимали и отличное место; следовательно передняя часть должна быть обращена вправо, а задняя влево. Но я приведу ближайшую гербовую сему причину: щит носили на левой руке, почему весьма ясно, что находящияся на поверхности онаго фигуры, естьли только ими передняя часть отличалась от задней, были обращены лицем к всаднику; что в гербоведении называется вправо обращенным (§8). И так гербовныя фигуры, коих различие состоит в обращении вперед или взад, действительно обращены бывают вправо. Естьли щит состоит из многих полей, особливо ежели разделен на квадраты, а в переднем и заднем онаго полях находятся такия фигуры, кои можно изобразить вправо и влево обращенными; то ставят их иногда в передних полях влево, а в задних вправо, то есть, передния части оных противополагаются одна другой. В разсуждении положения гербовных фигур на знаменах наблюдается правило, что передняя часть оных, естьли именно отличается от задней, должна быть обращена всегда к древку. Я полагаю, что сие правило произходит от той же причины, от которой вывели мы выше сего вправо обращенное положение фигур в щите. Знамя носят на древке; а по сему известно, что передняя часть обращена к древку, то есть, к тому, кто оное носит. Естьли же передняя часть фигур в щитах обращена влево, а на знаменах задняя к древку; то о сем при описании герба надлежит означать.

Видом тела называется внешнасть онаго; из сего видно, в чем состоит вид гербовнаго тела и фигуры. К виду простаго тела и гербовной фигуры принадлежит величина, совершенство или недостаток и положение. Естьли фигура представляет вид тела таким, каково оно есть в самой природе; тогда изображается в естественном своем виде. И так гербовная фигура представляется в настоящем виде, естьли изображает тело, представляемое в том виде, которое определяется ему в сей науке. Естьли такия фигуры представлены в необыкновенном виде; то о сем при описании герба надлежит означать.

Для всякой фигуры в поле щита потребно место, в котором изображается. Гербовныя же фигуры имеют постоянное место; поелику оне по существу своему не могут быть переменяемы. А по сему предписанныя в разсуждении места фигур правила оносятся токмо до простых. Поле может вмещать в себе одну или несколько фигур. Естьли изображается в нем только одна фигура; то для красоты ставят ее по средине щита. На сем основывается гербовное правило, что одинакая фигура представляется всегда в средине поля. Но есть случаи, что сию же самую фигуру означают не на средине, а в ином месте, наприм. в вершине, в подошве, в углах и по сторонам щита. Естьли одинакая фигура стоит не на средине, а в необыкновенном месте; то при описании герба сие надлежит упомянуть.

Место, заключающее в поле более одной фигуры, называется в гербоведении расположением фигур; а естьли в большем количетсве означенныя фигуры определяют их место в щите, то сие называется располагать. Естьли в поле находится более одной фигуры, то оне бывают одного или разных родов. Однородных случается в одном поле, смотря по числу, от 2х до 20ти. И так в щите можно изобразить 2, 3, 4 и до 20ти однородных фигур.

Правило в расположении фигур, а особливо однородных, основывается, смотря по красоте, на виде первоначальнаго щита, который прежде изображался равнобоким треугольником, на остром своем угле стоящем (§7). И так, естьли фигуры расположены сообразно правилам красоты и первоначальному образу щита; то оне находятся в их естественном, обыкновенном или правильном расположении; в противном же случае уклоняются от общаго правила; о чем и надлежит означать при описании герба.

Естьли две фигуры изображены одна подле другой; то сие расположение бывает сообразно правилам красоты и треугольному образу щита: а по сему обе фигуры одна подле другой поставлены весьма прилично. Что же от сего правила уклоняется, о том при описании герба должно означать; наприм. естьли две фигуры поставлены одна на другую, или крестообразно. Есть такия фигуры, кои столь широки, что не могит быть изображены одна подле другой; наприм. леопарды и львы с леопардовою поступью, почему и изображают их один над другим, а не подле. Естьли не довольно еще больших примеров для расположения двух фигур, кои по правилам красоты и первообразному образу щита поставлены одна подле другой, а не сверьху; то без сомнения расположение оных одна на другой производит особенное правило, всех же прочих родов расположения из сего изключаются. А по сему, когда две широкия фигуры стоят одна на другой, то сие надлежит при описании герба означать: но разсматривая их особенно, гораздо кажется приличнее стоять им одна на одной, а не подле.

Из трех фигур, 2 ставятся вверьху, а 1 внизу как сообразно треугольному образу щита, так и правилам красоты; а по сему таковое расположение есть правильное. В сем случае не означается, естьли из сих фигур две стоят, так же как и одна; а ежели расположены все три фигуры иначе, то о сем, как о необыкновенном, надлежит при описании герба означать. При сем я приведу для ясности особенные роды необыкновеннаго расположения фигур; к сему служит следующая таблица: Три фигуры стоят

I. Обыкновенно, как 2. 1. то есть, вверьху 2, а внизу 1.
II. Необыкновенно.
   1. ) В обращенном расположении, вверьху 1, а внизу 2.
   2. ) Одна подле другой.
     а. ) Одна подле другой в вершине щита.
     b. ) ———————— в средине щита.
     с. ) ———————— в подошве щита.
   3. ) Одна на другой.
     а. ) Одна на одной на стороне.
       А. ) На правой.
       В. ) На левой.
     b. ) Одна на одной в виде столба.
     с. ) ——————косвенно.
       А. ) Вправо.
       В. ) Влево.
   4. ) На подобие вилообразнаго креста или по углам. Сии названия произходят от того, поелику три таким образом расположенныя фигуры представляют вилообразной крест, и около средоточия поля или щита, где оне сходятся между собою, составляют углы (изоб. 151).

Четыре фигуры стоят:

1. ) Обыкновенно, то есть, две пары одна подле другой (изоб. 253 и 259).
2. ) Необыкновенно.
   а. )Одна пара на другой.
   в. ) Как 1. 2 и 1. (изоб. 261).

Пять фигур стоят:

1). Обыкновенно как 2. 2 и 1. Сей порядок, так как обыкновенной, неозначается; но как гербоведцы в сем случае употребляют так же выражение Поставленные вокруг; то сие можно сюда же присовокупить.
2). Необыкновенное.
   а. ) Как 1. 3 и 1, то есть, в виде простаго креста.
   в. ) Как 2. 1 и 2, то есть, в виде Андреевскаго креста.
   с. ) Кругом, естьли 5 фигур представляют вид совершеннаго круга.

Шесть фигур стоят:
1). Обыкновенно, как 3. 2 и 1.
2). Необыкновенно.
   а. ) Как 2. 2 и 2 (изоб. 260).
   в. ) Как 3 и 3.
   с. ) Как 1. 2. 2 и 1 (изоб. 271).

Семь фигур стоят:
1). Обыкновенно, как 3. 3 и 1. (изоб. 272).
2). Необыкновенно.
   а. ) Как 3 и 4.
   в. ) Как 3. 2 и 2.
   с. ) Как 2. 3 и 2.

Естьли случится более 7 фигур, то всегда надлежит означать расположение оных; ибо от столь редких примеров, каковые сего рода встречаются, не льзя ожидать, чтоб всякий мог тотчас вспомнить, какое расположение оных фигур есть самое обыкновенное, и во всяком ли случае из треугольнаго образа щита и правил красоты можно определить, какое расположение должно быть правильным. — Наприм. расположение 12ти фигур можно представить как 4. 4. и 3, и 1, или как 4. 4. и 4, или 3. 3. 3 и 3, либо как 6 и 6. Первое есть из всех правильнее, но редко встречается.

Естьли представлено несколько разнородных фигур, то сие произходит частию так, что одна фигура находится подле другой, или одна сопровождается другими, или одна проходит через другую; а еще чаще бывает, что несколько разнородных фигур соединяются иначе. В каковом случае расположение фигур, при недостатке гербовых технических речений, описывается простыми словами.

Из многих в поле находящихся фигур одного или разных родов, главною называется та, которая стоит по средине или на обыкновеннм своем месте и по величине своей более прочих; а другия около главной фигуры находящиеся, называются окололежащими. Само собою разумеется, что при описании герба сперва именуют главную, а потом уже окололежащия фигуры. Иногда случается в поле между несколькими фигурами одна по величине своей равная прочим, и каждая из них стоит в своем месте; в сем случае между всеми фигурами ни главной, ни окололежащих не бывает, и при описании герба начинают из них сперва теми, кои можно наименоавть первыми по самой их ясности. Так же есть поля, заключающия в себе несколько фигур, в которых одна хотя и находится на обыкновенном месте главной фигуры, но по величине своей бывает менее всех ее окружающих. Поелику сие противно правилам гербоведения, то такой фигуре дается особенное назваение: углубленной или вдали.

В разсуждении цвета фигур в гербоведении наблюдается следующее главное правило: не должно класть металл на металл и краску на краску; но металл на краску, или краску на металл, то есть 1. ) естьли поле золотое или серебреное, то фигура должна быть цветная, а именно: красная, голубая, черная или зеленая; 2. ) естьли поле цветное, то фигура бывает металлическая. В гербоведении нет никаких истинн, коими бы можно было доказать сие правило; по мнению же г. Писториуса цветы полей и фигур начально произходят от цвета прежних гербовых мантий, но сие еще не весьма доказано.

Главное правило касательно цвета фигур относится только на двоякой род искуственных, то есть, таких цветов, кои особенно гербоведению свойственны. Оным противополагается естественной цвет, коего особой род составляют как простые, так и горностаевыя мехи. А по сему фигуры в естественном цвете вместе с меховым надлежит изображать не по главному о цветах правилу.

Знаки почести или гербовныя фигуры, по крайней мере некоторые из оных, гербоведцы изключают из сего правила, не показывая однако же тому причины. Не знаю, заслужули я похвалу, естьли скажу, что знаки почести могут от сего правила уклоняться по тому, что цвет их составлял сперьва род естественнаго цвета. Знаки почести сначала введены были особенно для означения храбраго военнаго подвига; наприм. естьли кто отнял у знатнаго неприятельскаго чиновника перевязь, то в память сего означали у него на щите ныне так называемую косвенную полосу, и именно такаго цвета, какаго была действительно та перевязь, то есть, естественнаго. В сем случае могло бы случиться так, что поверхность щита была, наприм. краснаго, а перевязь желтаго цвета, или, как выше сказано, золотая; следовательго и по новейшим правилам металл лежит на краске: но сияже самая перевязь могла бы быть так же зеленая, голубая, и проч. в каковом случае, естьли щит предполагается наприм. краснаго цвета, противно правилам, чтобы цвет лежал на цвете; но сие может иметь место, поелику фигуры в естественном цвете из сего изключаются. Можно так же сказать и о гербовных фигурах, что к ним сии правила не относятся, ибо оне составляют древнейшее отделение гербовых изображений, и в произхождении своем старее самаго правила о цветах.

По нужде бывает пременение и закону. И так, естьли поле составлено вместе из металла и цвета; то позволяется изображать в оном по произволению металлическую и цветную фигуры, не делая тем никакаго от правила отступления (изоб. 249). Сия же самая свобода имеет место и в разсуждении цвета поля, естьли изображенныя в нем фигуры бывают пополам металлическия и цветныя. Что можно изобразить двояко: 1. ) естьли фигура на одной части цветная, а на другой металлическая; наприм. серебренаго и голубаго цвета шахматная поперечная или косвенная полоса, серебреная гвоздика с зеленым стеблем; 2. ) естьли в поле находится более одной фигуры, кои суть частию металлическия, частию же цветныя; наприм. серебреная и черная собака. Но цвет поля в обоих сих случаях бывает произвольный тогда только, естьли 1. ) у одной фигуры, наприм. нос, когти, голова не иначе означены, но главная оной часть или целая половина состоит из металла, а другая цветная (изоб. 282-284); 2. ) естьли между несколькими в поле фигурами нет ни одной главной, но все бывают равны; наприм. ежели в поле изображены два ключа, голубой и золотой. В противном же случае в разсуждении цвета полей поступают: 1. ) естьли фигура двух цветов; то по цвету главной части оной, а не по меншим, и 2. ) при нескольких фигурах, по цвету окололежащих. И так, естьли наприм. орел бывает цветной, то поле должно быть металлическое; а ежели у него нос металлической, или, естьли напр. поперечная полоса равномерно металлическая; то и поле должно быть цветное, полагая, что такая полоса сопровождается цветными фигурами, или в обратном положении (изоб. 292, 293, 244 и 247).

Гербоведцы равномерно изключают из сего так же и пурпуровой цвет, утверждая, что оной можно по произволению мешать с металлом и прочими цветами, точно так, как и мехи. Поелику же сей цвет в Немецких гербах вовсе никогда, а в других весьма редко встречается; то я на сем более и неостанавливаюсь. Все гербы, уклоняющиеся от правил, Французами называются неправильными или ложными, так же загадочными. Я не знаю, может ли всякаго удовлетворить та причина, от которой произходит сие последнее название. Говорят, что ложные гербы для того названы загадочными, поелику изобретатель оных уклонением от правила о цветах хотел показать нечто отменное и оставил сие, яко загадку, на разрешение потомства. Может статься вся загадка в подобных гербах состоит в неведении гербовных правил.

Цветы переменяются тогда, естьли у гербовнаго предмета одна половина состоит из металла, а другая бывает цветная, и с другим точно таким же соединен так, что металлическия части перваго с цветом последняго, и цвет сего с металлом втораго, составляют целое. И так, щит или поле должно состоять по полам из металла и цвета; следовательно у такаго разделеннаго щита или поля цветы должны быть переменные с фигурою. Можно одну, две, три и более фигур переменять цветами щита. При чем вообще примечать надлежит, что фигуры не всегда бывает нужно переменять цветами щита, естьли оныя находятся уже в поле двух цветов.

Единственная фигура стоит обыкновенно по средине своего поля. Почему, естьли такую фигуру надлежит переменить цветами поля; то она, находясь в том же положении, будет состоять по полам из металла и цвета. Следовательно одна половина оной переходит на металлическую, а другая на цветную часть поля. Естьли же у фигуры одна половина должна быть из того металла, а другая из того же цвета, как и поле; то не следует класть металл на металл, и краску на краску, или, как сообразно сему правилу было выражено, что металлическая часть фигуры, как одного гербовнаго тела, с цветом поля, яко совсем инаго гербовнаго предмета, так и цвет фигуры с металлом поля, должны составлять нечто целое. А по сему та половина фигуры, коей приходится стоять на металлической части поля, должна быть цветною, а другая на цветной находящаяся, металлическою, и именно: поелику фигура должна переменяться цветами поля, то и надлежит означать ее тем точно металлом, каких бывает поле (изоб. 152, 153 и 273).

Естьли представлены две фигуры переменных с полем цветов, то одна из них должна быть металлическая, а другая цветная; то есть, первая стоит на цветной, а другая на металлической части разделеннаго щита или поля. Естьли щит разделен вдоль, то фигуры стоят одна подле другой; естьли же поперег или косвенно, то одна над другою, и именно: в первом случае перпендикулярно, а в последнем косвенно. Могут быть еще многие случаи с двумя фигурами переменных цветов, наприм. естьли две длинныя фигуры, как то: два ключа, меча, ножа, скипетра, и проч. в щите, разделенном поперег, стоять прямо, или положены крестообразно; то верхнюю и нижнюю половины обеих фигур надлежит переменять цветами щита, точно так, как и при единственной фигуре. Далее, естьли две широкия фигуры, наприм. два льва изображены один над другим в щите разделенном вдоль переменными цветами; то передняя и задняя части обоих львов должны быть переменных с полем цветов.

Естьли три фигуры бывают переменных с полем цветов, то в щите вдоль разделенном, две фигуры стоят одна подле другой, и именно: одна бывает металлическая, а другая цветная, третья же означается обыкновенно под двумя первыми и состоит по полам из металла и цвета (изоб. 294). В щитах разделенных поперег, две одна подле другой стоящия фигуры бывают металлическия, а нижняя цветная, и на обороте ( изоб. 296). Сие самое расположение так же может иметь место в поле с пирамидою (изоб. 277), и во многих других случаях.

Более трех фигур переменных цветов встречаются редко. Поелику из всего вышесказаннаго о перемене цветов легко понять можно, каким образом должно оныя представлять, то я далее ничего о сем говорить не буду.

Гербоведцы упоминают так же о цвете, озачающем тень. В сем случае фигура представляется означенною тенью, то есть, когда она изображена под одними штрихами без краски; при чем необходимо бывает нужно, чтоб под такою фигурою было видно поле. Сии штрихи означаются обыкновенно черною, а иногда и другою краскою; почему должно упоминать при описании герба и цвет оных. Наприм. изоб. 295 есть щит голубаго и золотаго цвета, разделенный вдоль начетверо означенными под тению львами.
- 6002
 
 
 Dionisiy,  Extmedia