Главная// /Начертание гербоведения, Х. И. Гаттерер - ГЛАВА III. О цветах

Начертание гербоведения, Х. И. Гаттерер

ГЛАВА III. О цветах

Цветом в гербоведении называется покрывание краскою гербовных тел, то есть: щита, шлема и всех в оном изображенных предметов. Цветы разделяются на естественныя и искуственныя; первые имеют место тогда, когда покрытие гербовнаго тела краскою сходствует с цветом подлинника, наприм. естьли часть человеческаго тела, рука, лице, изображены в гербе естественным цветом. Как простые мехи, так и горностаевые, соствляют особенный род естественнаго цвета. Искуственные, то есть, гербоведению присвоенные цвета, суть металлические, как то: золото и серебро, или желтой и белой; или в тесном смысле краски, а имянно: красная, голубая, зеленая, черная и пурпуровая. Опыт научает нас, что и гербовным телам можно придавать те искуственные цветы, каковые подлинники их действительно на себе имеют, наприм. черная собака. В сем случае естественной и искуственной цвет почитается за один и тот же. Но так же можно гербовным телам придавать и иные цветы, нежели каких бывают их подлинники, наприм. зеленый лев, золотой осел.

Цвет изображается наложением краски. Но известно, что некоторые памятники, на коих еще видны гербы, совсем не были раскрашены, как то: монета и печати. Гербы, изображенные пером, выгравированные на дереве и меди, равномерно не имеют никаких цветов, естьли только не наведены красками. Ежели герб не имеет на себе никаких цветов, а состоит токмо из очертания гербовных тел; то кажется он лишенным некоторой живости. Но есть такие гербы, кои, кроме цветов, ничего в себе не содержат; и естьли сии последние будут изображены в одном очертании, то не окажется тогда ничего, кроме окружных сторон щита. Бывают так же гербы, кои от других отличаются токмо цветами; в каковом случае весьма легко смешивать их между собою, естьли притом не будут означены цветы, яко единственныя средства к отличению служащия. Сие подало многим случай придумывать особенные знаки, коими бы можно было объяснять цветы без раскрашивания. Приличные, но так же и неудобнейшие знаки цветов суть частию раскрашенныя изображения, частию же описания цветов самыми ясными словами. Пользуясь сим последним средством, Мартын Шрот в 1576 году издал гербовник. Христиан Урстис, Базельский Математик, сократил сей пространной способ, и в сочиненной им в 1580 году Базельской летописи начальныя Немецкия буквы цветов принял за знаки оных; так как и Алфонс Киакониус ввел начальныя буквы Латинских наименований цветам. Наприм. для означения золотой краски на Немецком языке употребляли букву g, а на Латинском большую букву A, то есть, aurum; малое Латинское a означало argentum, а на Немецком языке буква W, то есть , белый. — Иоанн Зибмахер, Ниренбергский гравер при первом издании новаго своего гербовника в 1605 году о сих сокращенных знаках цветов или незнал, или по крайней мере сим невоспользовался; однако же при втором издании в 1609 году он сии знаки уже употреблял. Сим же самым средством воспользовался и Генрих Спильман (род. 1561. ум. 1641) в своем сочинении о планетных знаках, изданном в 1654 году. И так знаки q означало золото,r серебро, u красной цвет, w голубой, t зеленой, v черной и s пурпуровой. Поелику же как буквенной способ, так и употребление планетных знаков сопряжены с двумя неудобствами, во первых, что гербы сим обезображиваются, даже цветы мелких предметов, по недостатку места в щите, остаются невыраженными, и на самых монетах, печатях и прочих малых памятниках сим способом никакого цвета удобно означить невозможно; то изобретший штрихи, то есть, употребление точек и черт вместо знаков цветам, для гербоведения сделал великую услугу. Честь сего изобретения Француз Марк Вульсон де ла Коломбиер в изданном им 1639 года сочинении присвоивает себе; Профессор же Келер (в программе своей de auctoribus incisurarum) приписывает сие в свою пользу. Иные почитают изобретателем Езуита Сильвестра Петра Санта, который в самом деле гораздо прежде еще Коломбиера, (а имянно в изданном им в 1638 году сочинении Tesseris gentilitiis) для означения цветов употреблял штрихи; но Коломбиер утверждает, будто он показывал сие его изобретение Петру Санту; а потому и относит сию честь изобретения себе самому. — Напротив того Менетриер ни того, ни другаго непризнает изобретателем сих штрих; перваго же из них более почитает неизвестным, поелику употреблением оных возпользовался сам еще до 1638 года. Келер справедливо укоряет Менетриера в том, что он ненаименовал тех книг, где нашел употребление таковых штрих еще прежде Петра Санта. Но кажется, что Менетриеру такия книги должны бы быть известны; ибо в 1623 году издана в Брисселе книга Яковом Франкартом о пышном погребении Алберта Пия Австрийскаго: в сем великолепном сочинении на 47м чертеже представлена четвероугольная табличка, в коей штрихи означены точно так, как в изоб. 16. — Естьли штрихи Франкарта сравнить с Коломбиеровыми, то есть, с употребляемыми еще до ныне (изоб. 16. ), то оне окажутся не во всем сходными; однакож из сего только можно видеть, что Коломбиер не был изобретателем оных вообще, хотя он и имел то счастие, что род его штрих всеми был принят, и еще по ныне оному следуют; не взирая сие Гелений и Фома фон Рук хотели ввести иной род штрих(изоб. 16. ). Поелику Франкарт между всеми известными писателями первый открыл сии штрихи, то и будут его почитать таковым до тех пор, пока не откроется какой либо древнейший сего рода писатель. Употребляемые ныне в гербах Коломбиеровы штрихи весьма легко можно объяснить представлением оных в изоб. 16. — К штрихам сего рода Ринк присовокупил еще два рода, а имянно: знак естественнаго цвета (изоб. 19. ) и железнаго (изоб. 20. ). Означение краски как простым так, и горностаевым мехам имеет сходство с самыми подлинниками, яко отделение естественных цветов (изоб. 17 и 18. ). Естьли на серебреном поле горностаевые хвосты бывают означены не черными, но серебреными на черном поле; то сие называется противогорностаевым. Бывают горностаи так же и других цветов, как то: золотаго, краснаго и проч.
- 6815
 
 
 Dionisiy,  Extmedia